Tayash
Писать левой рукой? Справа налево? В зеркальном отображении? Легко!
Автор: Tayash
Персонажи: Кёмото Тайга, Ясуи Кентаро, Мацумура Хокуто, Морита Мюто, Шигеока Дайки, Ханзава Акацки, Вайорика, Шимекаке Рюя, Кавашима Ноэру, Морохоши Шоки.
Рейтинг: NС-17
Жанр: фантастика, драма, недозированный ангст.
Авторские права: всё не моё. Сюжет выдуман. Героям искренне сочувствую.

Описание: Порой для того, чтобы вспомнить, нужно умереть. Иногда даже не один раз. Но есть ли лимит? И что будет, когда очередная смерть ставит под угрозу реальное существование?


Странный наш мир
и нам так странно здесь порой…

(с) Баллада о висельнике
«Голодные игры. Сойка-пересмешница»


Вывеска «Курящего волка» освещала комнату мигающими красными вспышками. Часы показывали чуть за полночь, а Шигеока сидел на подоконнике и о чем-то сосредоточенно думал, перебирая в руках тонкую серебряную цепочку – врачи отдали её в больнице, сказали, что украшения запрещены.
Сколько, месяц уже? Плюс-минус неделя, как Кентаро в коме и том, другом, мире.
В этот раз все настолько плохо, что врачи не прогнозируют ничего хорошего. Совсем. Ясуи крайне неудачно приземлился и лучшее, что его ждет при возвращении в сознание – инвалидная коляска. Если он вообще придет в сознание. Шигеока до сих пор не мог понять, как можно так упасть, чтобы получить настолько серьезные травмы, практически несовместимые с жизнью. Удивительно, что его друг вообще остался жив. Но факт остается фактом – это конец. Все закончилось не начавшись.
Дайки уверял себя, что слезятся глаза от дыма сигарет и прочей курительной дряни, принесенной ветром.

~~~
Несколько лет назад.
Увидев Кентаро впервые, Шигеока поразился его молчаливости и в какой-то степени застенчивости. Чуть позже ему объяснили, что после длительной комы потребуется время, чтобы снова начать разговаривать. И Шигеока терпеливо ждал, всеми силами помогая Ясуи восстановиться.
За время, что они проводили вместе, Дайки стал для Кентаро прекрасным товарищем, дал сил освоиться и прийти в норму, научил многим вещам, о которых Ясуи не подозревал, но, к сожалению, он не стал для Кентаро кем-то большим. Не мог пробиться за невидимую высокую стену, что Ясуи выстроил вокруг себя.
Дайки знал о нем почти все и даже больше, понимал, как тяжело возвращаться к нормальной жизни, понимал, что кроме него ему никто не поможет и старался изо всех сил. С трудом, но Шигеока стал ему лучшим другом, пока однажды не осознал, что безнадежно влюблен. Парень принял это довольно легко, сложнее оказалось держать под замком свои чувства, иначе его ждала погибель. Робот, пусть и с внедренным в него человеческим сознанием и всеми доступными для человека чувствами, должен оставаться роботом, быть поддержкой и опорой, не больше.
У Ясуи была куча проблем, с которыми не получалось справиться собственными силами, но он упорно скрывал это от Дайки. И не потому, что не хотел его тревожить, а потому что они казались чертовски личными, хоть Кентаро и не совсем понимал, почему ему так думал. Сны, больше похожие на сказку, чувство необъяснимой тоски по чему-то далекому, но удивительно родному. Один и тот же парень, зовущий его по имени, просящий все вспомнить и вернуться. Всё это в совокупности давило на психику и нагнетало депрессию. И Ясуи очень радовался, что персональная база учета состояния была доступна исключительно по данным каждого отдельного человека. Одно прикосновение ладони к оранжевому экрану и на стену выводилось общее состояние вплоть до продолжительности сна и рекомендациям по восстановлению нарушенного баланса.
- Что-нибудь нужно? – по несколько раз в день спрашивал Дайки, и почти каждый раз получал в ответ отрицательное покачивание головой. Лишь иногда Ясуи просил вывести его под автостраду к воде или свозить в библиотеку.
Автострада преображалась к ночи, расцветала огнями проносящегося транспорта и отбрасывала радужные блики на поверхность воды, превращая ее в нечто чудесное и завораживающее. Кентаро любил подолгу стоять и наблюдать за цветастой рябью. Порой ему виделись странные образы, не соответствующие реальности, нагонявшие еще большую тоску по чему-то утерянному. Иногда это чувство оказывалось настолько невыносимым, что Кентаро хотелось
В городе была Центральная библиотека, которая имела самую большую книжную базу, как в открытом доступе, так и в ограниченном. Она была столь огромна, что при всем желании прочесть всё или даже половину было совершенно невозможно. Ясуи нашел в ней много интересного. Но больше ему нравились небольшие библиотеки, находившиеся у черты города. Там по большей части находились бумажные книги, хотя самые ветхие из них вносились в базу и на руки не выдавались. Кентаро очень нравилось читать такие книги, ощущать шероховатые, запыленные от времени страницы, погружаться в них с головой и уходить от реальности хоть на какое-то время.
- Кентаро, что читал в этот раз? – спросил Дайки, уверенно лавируя в потоке машин на пути домой.
- Что-то из средневековой истории. Про рыцарей, сражения и прекрасных дам.
- Интересно?
- Весьма. Там очень необычные иллюстрации, не верится, что раньше такое бывало, - Ясуи потянулся и зевнул. Автомобиль не трясло, дорога была ровной и его начало клонить в сон. – Шиге, отвези меня к себе, а?
Дайки удивился просьбе – Кентаро еще ни разу не просил о таком, и это настораживало.
- Всё в порядке?
- Да, просто «Курящий волк» не дает мне спокойно спать, а я сильно устал.

~~~
Квартирка у Шиге была небольшая, но уютная. Ясуи бы с удовольствием изучил все детально, если бы не был так сильно измотан, поэтому не стал возражать, что Дайки постелил ему в спальне, а сам ретировался.
Ему снилось падение.

~~~
Среди ночи Кентаро проснулся и долго лежал, смотря на темное небо за окном. Тут не было ни «Курящего волка», ни ярких автострад и огней. Просто темное небо, усыпанное звездами и тишина. Наверное, Кентаро бы даже переехал сюда, на окраину. Когда-нибудь.
От кошмара дрожали ладони, а кончики пальцев сделались совсем холодными. Он сжал их, перевернулся на бок и сунул под подушку в надежде согреться.

Кентаро падал, летел спиной вниз на серый асфальт. В ушах шумел ветер. А потом чьи-то теплые руки обнимали его, губы шептали успокаивающие слова, которые из-за ветра было не разобрать. На лицо падали соленые капли, не то слезы, не то начавшийся дождь.

Ясуи поежился. Сон казался таким реалистичным, таким живым и настоящим, что становилось не по себе. Сейчас он жалел, что не у себя в квартире, где все автоматизировано, где система мгновенно улавливает все изменения о состоянии и подает тревожные сигналы. Он был у Дайки, где нет такого оборудования. Здесь все скромно. Здесь тихо. Именно поэтому он так любил библиотеки, в которых можно наслаждаться шорохом страниц и той самой тишиной, почти осязаемой, неуловимо звенящей.
Дайки все-таки пришел под утро. Наверное, услышал, как Кентаро ворочался и решил проверить, все ли в порядке.
- Как ты? – парень включил прикроватный ночник, осветивший мягким золотистым светом лицо Ясуи.
- Кошмар приснился, - честно признался он, понимая, что не хочет это скрывать. – Я давно проснулся…
- Знаю. Ты уже часа три как ворочаешься. Дело не в «Курящем волке», я ведь прав? Ты от чего-то бежишь.
Кентаро виновато опустил глаза. Он не хотел в этом даже себе признаться, но он искал что-то. Возможно, место, где ему будет уютно, где не будет ничего давить. Возможно, ответы на еще не сформулированные вопросы. Шли минуты, а Ясуи все молчал.
- Ладно, не буду ничего спрашивать. Сам расскажешь, когда придет время. Мне остаться?
Кентаро кивнул и чуть-чуть подвинулся, позволяя Шигеоке лечь рядом.
- Не волнуйся ни о чем. Спи.

~~~
Настоящее время.
- Ему хуже, он весь горит, - тихо шептал Тайга, сидя на кухне. Морита пил остывший чай.
- Это нормально, организм борется с ядом. Не будь пессимистом, не все так плохо.
- Ты неубедителен, - хмыкнул Кёмото в ответ.
В дверях появился Ясуи, его немного шатало, но держался он стойко. Губы тронула слабая улыбка, когда он встретился взглядом с Тайгой. На нем была футболка с коротким рукавом и широким вырезом, открывавшим ключицы. Предплечье туго забинтовано, а над повязкой виднелись несколько угольно-черных прожилок. Кёмото при взгляде на них сжал губы в тонкую линию.
- Чаю? – предложил Мюто, и Кентаро кивнул в знак согласия, присаживаясь на выдвинутый Тайгой стул. Морита загремел посудой.
Ясуи сидел и молча пялился на правую ладонь, рассматривая шрам в виде треугольника острием вниз. Он не болел, не беспокоил, но внушал какую-то непонятную тревогу. Ему объяснили, что это за метка, у кого ещё такая же и что она давала, но это Кентаро нравилось все меньше и меньше. Хокуто он видел всего раза четыре за почти полтора месяца, но каждая встреча оборачивалась едва ли не катастрофой.
Мацумура доводил до белого каления Мориту, постоянно гавкался с Тайгой, а один раз разбил Ясуи скулу, когда тот попытался усмирить их. С тех самых пор Ясуи его начал бояться.
Кентаро вздохнул.
«Не вешай нос», - попытался улыбнуться Тайга, положив ладонь ему на плечо, но тот дернулся и поежился. – «Это обычное его поведение. Перебесится и все станет лучше».
- А если нет?
- Что «нет»? – переспросил Морита, оборачиваясь. Тайга покачал головой.
«Мы о своём».
Мюто поставил перед Кентаро чашку чая и пару печений. Сел на свое место, нахмурившись.
- Как ты себя чувствуешь? – Парень кивнул на повязку. - Дай взгляну.
Ясуи чуть наклонился вперед и протянул руку через стол. Яд снова начал распространяться, это и так ясно, но судя по взгляду Мориты шансы не подохнуть в ближайшее время у него большие.
- Думаю, через недельку еще резанем здесь, - он провел короткую линию немного ниже локтя, и у Кентаро на лице отразилось отвращение вперемешку со страхом новой боли. – Тогда будет шанс не дать яду поползти выше к плечу. А дальше видно будет. Не вешай нос, мы справимся.
Тайга внезапно понял, что все это время сидел, затаив дыхание.
- Ладно, - Мюто отпустил его руку, - оставлю вас одних, мне надо проветриться.
«Отвлеки его, ему страшно», - уходя, бросил он Тайге.
Ясуи пил чай и хрустел печеньем. Челка падала на глаза, не давая Тайге ни шанса увидеть в них слезы. От слов, что снова придется вспарывать кожу, становилось дурно. Он не был уверен, что сможет нормально перенести эту процедуру вновь. Мюто говорил, что он слишком остро все воспринимает, но как иначе-то, если лезвие на целый сантиметр вгрызается под кожу?
- Спасибо, я пойду.
Кентаро встал резче, чем следовало, чуть не опрокинув стул. Отвернулся от Тайги, но тот уже схватил за руку выше локтя, не дав уйти.
- Пусти… - прозвучало жалобно.
- Повернись, - Ясуи замотал головой, впрочем, не предпринимая попыток освободиться. – По-вер-нись.
Парень тяжело выдохнул и сделал то, о чем просили. Вот только даже с низко опущенной головой ему не удалось скрыть бегущих по щекам слёз.
Тайга от растерянности отпустил его руку. В голове вспыхнуло «отвлеки». Тут же взяв себя в руки, Тайга как можно дружелюбнее взлохматил его волосы.
- Ну, ты чего тут потоп устроил? Кентаро, - парень поднял его лицо и стер слёзы со щёк, осторожно прикоснувшись к еще не до конца зажившей ссадине на скуле. Ясуи шмыгнул носом. - Давай, пойдем собираться, я тебе кое-что покажу.
- Я не…
- Знаю. Мы просто недалеко прогуляемся, тебе нужен свежий воздух.
- Ладно, - согласился Кентаро.

~~~
Тайга отвел его на выступ с металлическим ограждением. Туда, где Кентаро несколько лет назад приходил посмотреть на восход и закат. Тайга надеялся, что это как-нибудь поможет Ясуи вспомнить его прошлую жизнь здесь. Поможет вспомнить их жизнь.
Но Кентаро смотрел вдаль пустым взглядом. Он не узнавал это место. Дрожащими от холода пальцами парень сжимал металлическое ограждение и ощущал странную тревогу, царапающую внутренности.
- Холодно…
Кёмото в душе понадеялся, что последует продолжение фразы, которое он так ждал, но…
- … красиво, только холодно. Может, пойдем обратно? Я замерз.
Тайга устало опустил плечи и еле заметно выдохнул. Он не вспомнил.
- Да, идём.

~~~
Было пугающе спокойно. Как затишье перед бурей.
Хокуто снова куда-то пропал, поэтому какое-то время можно было не оглядываться по сторонам и не вслушиваться в тишину мыслей в ожидании услышать очередную едкую фразочку.
Тайга ломал голову, пытаясь придумать, как вернуть Ясуи память, но ничего не выходило. С каждым днем становилось все невыносимее находиться рядом и быть такими чужими. Но и оставить Ясуи он не мог ни на минуту. Изощренная пытка влюбленного идиота.
Сейчас Кентаро с удовольствием читал книгу, найденную на полках у Кёмото. Даже в приглушенном свете было видно, как блестели его глаза от удовольствия. Тайга в прошлой жизни не знал об этом увлечении.
«Хокуто, когда ты вернешься?»
Тишина в ответ. Мацумура его не слышал. Или не хотел слышать.
«Урод», - в сердцах подумал Тайга и направился к Ясуи. Ему не очень нравилось, что тот сидел на полу, погрузившись в чтение – все-таки сквозняки гуляют.
- Дует же.
Кентаро поднял голову и ощутил, что ноги действительно замерзли. Он тут же перебрался на диван, загнул лист книги, на которой остановился, и отложил её в сторону.
- А я и не заметил. Сейчас бы согреться…
Тайга забрался рядом, случайно задев ладонью босые стопы Ясуи. Ледяные. Захотелось тут же закутать его в плед, обнять и держать так, пока он не станет теплым-теплым, почти горячим, но мысли пришлось отбросить. Нельзя.
Кентаро подтянул колени к груди, обняв их руками, и уставился на Тайгу. Темная челка падала на глаза.
- Кто мы друг другу?
От внезапного вопроса Кёмото растерялся, к горлу подступила тошнота вместе с воспоминаниями, мелькавшими перед глазами яркими смазанными пятнами.
- Откуда ты… - и неожиданно сложилась еще пара кусочков головоломки. Он сглотнул. – Мюто. Что он тебе рассказал?
Ясуи передернул печами, будто ему на мгновение стало очень холодно.
- Немного. Но теперь я знаю, что уже был здесь, что ты меня нашел и заботился обо мне. У меня были… друзья, - голос его надломился, но Тайга не позволил себе сдвинуться с места, хоть сильно желал этого. Кентаро заплакал, хоть и ненавидел себя за это. За то, что раскисает по любому поводу. – А потом случилось так, что я погиб… Мюто сказал – сорвался с крыши. Разбился.… И если так, то почему я жив? Где я был? Почему вернулся? Почему я ничего не помню?
Кёмото смотрел на катившиеся по щекам слезы, чувствовал, как ему больно, и не мог ничего сделать. Его будто парализовала беспомощность и потерянность Ясуи. Тайга никогда не видел его таким.
- Зачем я вернулся? Чтобы опять сдохнуть? Я знаю, что умру из-за этого, - Кентаро протянул перевязанную руку. Вены у запястья почернели. – Мне страшно. Ты всегда рядом, но я тебя не помню. Никого из вас не помню. Я чувствую себя ненужным.
Ясуи посмотрел на метку, вычерченную на ладони, словно собирался с силами.
- Даже ему на меня плевать.
Тайга понял, о ком шла речь. Мацумура, снова неизвестно куда пропавший. Мацумура, которому далеко не наплевать на Кентаро, вот только показать он это не умеет иначе. Ясуи вернулся и, по всей видимости, захватил с собой Джесси. Неизвестно как, но все же. Клубок запутывался сильнее и сильнее, и Тайга не был уверен, что его можно распутать, не оборвав ни одной нити.
- Это не так. Хокуто… он изменился. Он не был таким, каким ты его знаешь сейчас. Ты ему нужен.
- Тогда почему со мной ты, а не он? Кто мы друг другу, Тайга?!
Сейчас или никогда. Сейчас или никогда. Потом просто может не быть шанса. Кёмото не совсем понимал, что делал, но объяснить словами ему вряд ли бы удалось. Он расстегнул толстовку и повернулся к Ясуи спиной, скидывая ее с плеч. Он надеялся, что хотя бы это поможет вспомнить. Свет лампы выхватил ожог на лопатке, похожий на цветок.
- Не может быть… - выдохнул Кентаро, прикасаясь к нему дрожащими пальцами, спустя несколько минут потрясенного молчания. Совпадение до единой линии. – Это же…
- Ожоги не исчезают, - с надеждой тихо пробормотал Тайга.
- … а если и исчезают, то след все равно останется, - закончил фразу Ясуи, резко отдернул руку и отполз к стене, сжимая ладонями виски. Он раскачивался взад-вперед, не в силах справиться с потоком ярких образов, рвавшихся в сознание. Знакомые и незнакомые лица, обрывки фраз, цветные пятна, огненные вспышки, холодный дождь, соленая кровь, чьи-то руки, слёзы, голоса. Пустота.
Тайга крепко держал в своих руках Кентаро. Парня била крупная дрожь, из-за крика сорванное горло сипело, но он упрямо повторял одну фразу снова и снова.
- Я вспомнил, как я умер.

~~~
Спустя полторы недели резко похолодало, и Тайга вместе с Ясуи перебрался к друзьям. Вайорика была только рада пополнению, да и Ханзава меньше беспокоился. Теперь их стало восемь, не считая Мацумуры, который все еще не вернулся, но дом большой и вместил всех.
Комнату на первом этаже занимали Шимекаке Рюя, Кавашима Ноэру и Морохоши Шоки. Иногда к ним присоединялся и Морита, хотя ему отвели место на втором этаже вместе с Тайгой и Ясуи на случай если последнему внезапно станет хуже и нужна будет немедленная помощь. В другом конце этажа расположился Акацки с Вайорикой. Хокуто, когда все-таки появлялся в доме, всегда оставался в гостиной – это было неизменно.
Очередное вскрытие зараженной руки Кентаро перенёс вполне сносно, и по большей части благодаря Кёмото, за что Морита был ему искренне благодарен. Он уже не знал, как заставить Ясуи перестать так остро воспринимать боль.

~~~
Ханзава чувствовал неподдающуюся объяснениям тревогу, но об этом знала лишь Вайорика и не подавала вида остальным. Рано еще наводить панику.
- Что-то назревает, Йори. Слишком долго Хокуто не появляется, как бы этот идиот не вляпался во что-то снова. Не говори пока никому. Им и так несладко.
Девушка кивнула, но в глазах золотые искорки побледнели.
Вайорика наслаждалась переменам, которые происходили с Кёмото и Ясуи. Их связь, чудом сохранившаяся после смерти Кентаро, крепла день ото дня. Она расцветали, и это не могло не радовать.
Яд немного отступил и целую неделю Морита не наблюдал никаких поползновений заразы по венам, хоть и не расслаблялся. Если Кентаро собирался на улицу, то Морита обязательно перевязывал ему рану поверх бинта водоотталкивающей повязкой. На всякий случай.
А потом появился Мацумура.

~~~
За окном уже который день лил дождь, и все приуныли. К Хокуто старались не приставать с расспросами, тем более выглядел он крайне недовольно. С ним общался только Ханзава.
Тайга задремал, а Ясуи спустился вниз, хотел найти свои ботинки. Он перерыл все, что только можно, но их нигде не было. На веранде стоял Хокуто, разглядывая что-то среди серой стены дождя, а у Кентаро возникло плохое предчувствие насчет того, где была его обувь.
Одеваться он не стал, решив, что дело быстрое, и выскочил в джинсах и клетчатой рубашке. Ботинки стояли на первой из трех ступенек, промокшие насквозь.
- Твоя работа? – он кивнул на обувь. Мацумура молчал. – Ну и молчи. Тебе ж плевать, шляешься непонятно где, а я тут подыхаю.
Он нагнулся за ботинками.
Ясуи порой удивлялся, откуда появлялась злость на Хокуто. В такие моменты нужные слова сами просились с языка, хотя частенько за это ему влетало. Вот и сейчас.
Пара секунд, и Кентаро шлепнулся спиной в размытую дождем скользкую и грязную дорожку. Глаза заливало падающей с неба водой, он мгновенно промок до нитки и с ужасом осознал – на нём обычная повязка. Как можно скорей поднявшись, парень кинулся к дому, но вход преградил Мацумура, вновь толкая его под дождь.
«Тайга!»
Подняться не дала слепящая боль, сковавшая тело. Кентаро закричал. Мокрые от дождя и грязи волосы липли к коже. Ему заливало глаза, нос, рот и уши, словно стихия собиралась утопить Ясуи, но он ничего не ощущал кроме дикого холода от расползавшегося по венам яда.
На крик выбежали Ханзава, Ноэру и Рюя, парой секунд позже - Морита, а за ним Тайга. Мацумуру скрутили и вырубили парой ударов, а с Кентаро пришлось повозиться. На помощь Кёмото и Мюто пришел Шоки, и им удалось затащить парня в гостиную.
Морита действовал молниеносно. В два счета разорвал рукав и разбинтовал рану, тут же насухо вытирая руку уже протянутым Вайорикой полотенцем. Яд быстро продвигался, но Мюто оказался быстрее. В руках блеснуло тонкое лезвие, и к запястью потекла отрава, капая на пол. По его указанию, Шоки принес миску, и теперь ядовитая кровь скапливалась в ней.
Кавашима и Шимекаке остались снаружи, следить, чтобы Мацумура не вздумал сунуться к ним, когда очнётся.
Тайга с ужасом смотрел, как чернеет ладонь Ясуи, как тонкие змейки ползут по пальцам. Ему было настолько страшно, что этот страх затмил собой всё. Он крепко держал Кентаро, как бы сильно тот не вырывался. В ушах звенело. Где-то рядом плакала Вайорика. Звуки слились в одну сплошную какофонию.
А потом всё стихло, или может Кёмото просто оглох. Ясуи слабо шевельнулся в его руках. Морохоши помогал подняться Мюто, который почти потерял сознание от перенапряжения, Йори перевязывала рану. Ханзавы нигде не было видно, возможно, он пошел проверить, как там Хокуто. Кёмото зажмурился.
- Тайга…
В мыслях все туманно и непонятно. Он не слышал, не хотел слышать.
- Тайга.
Нет, не зовите его. Он не ответит, он не хочет знать, что все плохо.
- Тайга! – Вайорике пришлось ударить, чтобы вывести его из оцепенения. – Слышишь меня? Все нормально. Все хорошо, отпусти Кентаро.
- Нет.
- Ему больно, Тайга!
- Нет! – парень открыл глаза и пересекся с взглядом Ясуи. Ему и, правда, было больно, он видел. – Нет… прости…
Разжав пальцы, Тайга наблюдал, как проступают синяки на коже, и ему стало тошно. Тело колотила дрожь.
- Прости.
Кентаро чуть заметно покачал головой, словно говоря «да все нормально».
- Иди к себе, я справлюсь, - убедила его девушка и чуть не расплакалась вновь, протягивая Тайге руку и помогая встать на ноги – столько страха и отчаянья в нем она ещё никогда не чувствовала. Даже в день, когда Кентаро ушел первый раз.
«Тайга… это не он. Это не Хокуто», - долетело ему в спину, когда парень поднимался по лестнице.
Закрыв дверь, на него накатило все разом. Опустившись по стене, он дал волю эмоциям, кусая побелевшие костяшки плотно сжатых кулаков.

@темы: Johnnys Jr., Kyomoto Taiga, My love ♥, Yasui Kentaro, Моменты вдохновения, ОТП и все тут