Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:18 

Связанные (ч.3)

Tayash
Писать левой рукой? Справа налево? В зеркальном отображении? Легко!
Название серии: Связанные
Автор: Tayash
Рейтинг: от G до NC-17
Жанр: постапокалиптика с примесью романтики, ангста, драмы.
Предупреждения: смерть персонажей, насилие.
Начало тут. Вторая часть тут.


---31---
С первыми лучами солнца они выдвигаются в путь - измученные, уставшие и разбитые. Джесси тратит одну капсулу обезболивающего на Масуду. Все понимают, что он задерживает оставшихся, но бросить его не могут. Это было бы слишком бесчеловечно. Окрестности подозрительно тихие, нагоняющие напряжение и подавляющие своей неестественной тишиной.
- Мне это не нравится, - шепчет Кентаро, держась ближе к Тайге. - Плохое предчувствие. Слишком плохое.
- Что может быть хуже, чем твои слова о том, что в пятом тебя должны были убить? Пронесло. Нам надо всего лишь добраться домой живыми. И все закончится, Кентаро.
Они делают большой крюк, не в силах перебраться через обрушенные высотки в битых стеклах. Джури замыкает колонну, Джесси идёт первым. Рё с каждым часом становится всё хуже, но Джесси не может тратить запасы только на него.
Неожиданно Ясуи останавливается, роняя пистолет и хватаясь за руку. Тайга помнит, что именно там у него какой-то датчик.
- Ясуи, в чем дело? Что с тобой?
Парня трясёт, и он сжимает дрожащие пальцы в кулак, пытаясь справиться, но получается не очень. Он умоляюще смотрит на Тайгу и шепчет "расскажи им, что знаешь". И Кёмото рассказывает, хотя сам не понимает того, что говорит.
- Из-за него нас всех найдут. Если это датчик слежения, лучше бросить его здесь и сваливать. Так хоть у кого-то будет шанс, - неожиданно злобно высказывается Масуда, и Кёмото подлетает к нему вплотную, выхватывая остро заточенное оружие и приставляя к его горлу.
- Скажешь еще хоть слово о том, чтобы бросить кого-то, и мы бросим тебя.
- Единственная причина, по которой ты так печешься о нем, это ваши отношения. Тебе плевать на остальных. Если тебе будет выгодно, ты нас всех сдашь в обмен на него, - не перестает шипеть Рё, но тут вмешивается Джесси, оттаскивая Тайгу подальше.
- Прекратите! Сейчас не время для ругани! А ты, - он гневно тыкает пальцем в Масуду. - Скажешь еще хоть слово, я тебя лично пристрелю, понял? Нам нужно идти. Ясуи?
Тот всё ещё дрожит, но кивает. Датчик в руке неприятно пульсирует и колется, словно посылая электромагнитные импульсы. Если это то, о чем он думает, то живым ему не выбраться точно. Его в любом случае найдут.
- Тайга, оставляю его на тебя. Джури, следи за Рё. В случае чего стреляй без предупреждения. Это приказ.
Все кивают и снова отправляются в путь, очень надеясь, что за два дня с ними не случится ничего страшного. Тишина по-прежнему угнетает.
- Ты как? - спрашивает Тайга, осторожно прикасаясь к плечу Кентаро и перехватывая его испуганный взгляд. - Всё будет нормально, я обещаю. Верь мне.
И Ясуи верит, потому что больше никому и ничему верить не может. Только Тайге и его словам. Что бы ни случилось.
А через сутки их загоняют в ловушку и окружают, не давая ни шанса на спасение. Противников не больше десятка, но с ними несколько тварей - ситуация явно не в пользу десяточки, но они не сдаются. Не сейчас, когда всё почти закончилось.
Датчик на руке Кентаро даёт последний сильный разряд, сбивая его с ног, но Тайга помогает подняться. Один из противников выходит на пару шагов вперед и начинает смеяться. Ясуи узнаёт этот смех. Ему так же смеялись в лицо в день, когда на руках умирал Хагия.
- Нашёл!

---32---
Они вооружаются за секунды. Масуда держит в здоровой руке пистолет, и хотя выглядит он отвратительно, уверенность в нем железная - желание жить сильнее всего прочего. Джури и Джесси самые собранные и спокойные. Тайга со стальными когтями на руке выглядит устрашающе, а Кентаро достает из карманов куртки ножи и привычно вертит их в пальцах, словно родился с ними.
Нападают все одновременно. Тут же раздаются выстрелы и крики - первые раны получены. Джесси ловко уворачивается, подстреливает одну тварь и метко ранит в руку вражеского лучника. Ему в ответ выпущенная стрела мажет по щеке, обжигая болью.
Танака стреляет вдумчиво. Он не хочет случайно задеть кого-то из своих, а в творящейся неразберихе ошибиться так просто. Он убивает двоих и чуть-чуть промахивается в третьего, попав не в сердце, а чуть выше, но добивает и его, прицельным в голову.
Кентаро ввязывается в драку сразу с двумя, и выбрав удачный момент перерезает одному горло, а второго царапает лезвием по лопатке, но он умудряется выбить оружие из рук Ясуи. Только это не мешает Кентаро ловко уворачиваться от ударов и заламывать сопернику руки, ломая пальцы. Драться врукопашную его научили очень хорошо.
Тайга бьется с особо озверевшей тварью, так и желающей перекусить его надвое и сожрать, но он раз за разом дерет её оскалившуюся морду когтями, заливая землю черной мерзкой кровью, едва уворачиваясь от прицельных тычков холодным оружием в спину. Он почти пропускает удар - лезвие рассекает куртку на плече - в этот же момент на него набрасывается зверюга и напарывается на вовремя выставленный короткий меч, злобно клацая зубами. Погнутые когти ему приходится отбросить в сторону, и Кёмото достаёт второй меч, бросаясь на врагов.
Джесси в неразберихе об кого-то спотыкается. Им оказывется Масуда с перегрызеным горлом - тварь его все-таки достала. Он осматривается по сторонам. Врагов всё меньше, но и сил бороться с ними тоже.
Один из противников, подобрав пистолет Рё, целится в Кёмото и стреляет. Тайгу сбивают с ног, он больно падает плечом на камни и шипит. Пуля пролетает мимо, а ему раздраженно бросают:
- По сторонам смотри, мудак.
Джури тут же поднимается и бросается на оставшихся недобитых, а Тайга оборачивается в сторону пролетевшей пули и потрясенно замирает. Он словно в замедленной съемке видит, как Кентаро сгибается пополам от удара, как ему выворачивают руку, забирая нож, и как этот самый нож всаживают в живот по самую рукоять. А потом еще, и еще, пока Ясуи не оседает на землю, кашляя кровью.
Тайга не слышит звуков, не видит ничего вокруг и не чувствует. Ослепленный болью и ненавистью, он несется на противника, отталкивая его в сторону и резким быстрым движением перекрещивая мечи на его горле. Только убедившись, что тот мертв, Тайгу накрывают звуки, оглушая и сбивая с толку. Откуда-то со стороны на него бросается тварь, вцепляясь зубами в руку и раздирая её острыми когтями. Тайга кричит и из последних сил вонзает оружие ей промеж глаз. Сталь звонко выскальзывает из ослабевших пальцев, и он бросается к Ясуи. Перепачканные кровью руки крепко прижаты в ранам, пытаясь остановить кровотечение, но только этим не помочь.
- Джесси! Джесси! - отчаянный крик эхом отдаётся в голове. Тайга не понимает, что бой не окончен, что они все еще в опасности. Он знает только одно - если сейчас же не помочь, Кентаро умрет у него на руках. Ему даже плевать на свои раны. - Джесси, скорее!
Дважды повторять не приходится. Фоном звучит еще пара выстрелов и к ним присоединяется Джури. Все остальные мертвы. Джесси отнимает руки от ран и задирает одежду, чтобы оценить серьезность. Тайга отворачивает лицо и его взгляд цепляется за влажное от крови плечо. Он тут же вспоминает выстрел, как Танака оттолкнул его в сторону и... эта пуля должна была быть его. Не Кентаро, а его. По щекам катятся слёзы.
- Тайга, приподними его и держи руки крепко, чтоб сильно не дергался. Джури, держи его за ноги.
Тайге нелегко, разодранная рука почти не слушается, но он пытается сделать, как велел Джесси, пока тот льет на раны Кентаро что-то вязкое и темное. Каждый его хрип бьет Тайгу больнее, чем что-либо за все прожитые годы. Никогда прежде он не ощущал такого. Джесси осторожно перевязывает раны и почти насильно заливает в рот Кентаро какую-то жидкость.
- Этого хватит на какое-то время, но нужно торопиться. У меня еще две дозы. Мы должны его доставить медикам, это все, что мы сейчас можем.
Только сейчас Джесси замечает, в каком плачевном состоянии рука у Тайги, и морщится.
- Вколю только обезболивающее и перевяжу. Я бы дал тебе ту же дозу, она на время затягивает раны и останавливает кровотечение, но...
- Нет... ему нужнее, - дрожащим голосом шепчет Тайга, и все понимают, кого он имеет ввиду.
- Хорошо. Джури, проследи за Ясуи. Сам-то как?
- В порядке, пара царапин. Пустяки.
Вдалеке слышится раскат грома в темных низких тучах. Джесси качает головой.
- Только дождя нам не хватало.

---33---
Они добираются до убежища, насквозь промокшие и едва живые – всего четверо из десяти, но двое тяжело ранены. Джури идет позади, прикрывает спины. Перед ним - Тайга, спотыкаясь через раз. Правая рука висит плетью, рану ему перевязал Джесси, вколов сильное обезболивающее, но с пальцев все равно капает кровь. Сам же Джесси возглавляет колонну, он самый уязвимый - несет на руках Ясуи, прикрытого кожаной курткой, чтобы дождь не заливал хотя бы лицо.
Их встречает толпа медиков и уводит в госпиталь, защищая зонтами от дождя.
- Ясуи в двадцать первый отсек, Кёмото в шестнадцатый, - командует одна из девушек, максимально быстро оценив серьезность полученных травм. – Джесси, задержись. В двух словах – что случилось?
- На нас напали. Тайге разодрало руку, возможно, попал яд. Кентаро прострелили плечо, да и ножевые, сама видела. Он не…
- Джесси, мы сделаем всё возможное, - уверенно заявляет она и хлопает его по плечу. Парень морщится. – У тебя что? Как обычно, царапина, да? Вечно у тебя сплошные царапины. В пятнадцатый, быстро!
Джесси поворачивается к Танаке и отдает ему своё оружие.
- Доложи, что мы вернулись, но без подробностей. Скажи, что я буду через час и всё объясню, - Джури кивает. У него дрожат руки. – И возвращайся сюда, подлатайся, хоть ты и самый здоровый среди нас.

***
Тайга почти по-звериному рычит и даже не скрывает своих слёз. Ему больно настолько, что он готов выть, босиком ходить по битым стеклам и резать себе руки, лишь бы заглушить боль, что рвет его в клочья изнутри. Прошел почти час, а кажется, будто вечность.
- Тайга, - рука Джесси сжимает плечо, но он не может поднять зарёванные глаза. Его трясет и Тайга уверен, что не сможет успокоиться, пока не увидит Ясуи, пока не убедится, что он жив.
Разодранную руку заливают какими-то лекарствами, и Кёмото едва не теряет сознание от пронзающей, какой-то изощренно-острой боли, но мысли о Кентаро хоть как-то удерживают на плаву.
- Джесс, Танака…, - голос срывается на шепот, да и мозг слишком туго соображает в такой обстановке, но Тайга продолжает упрямо бормотать. – Это он… он оттолкнул меня. Джесс, пуля была моя… не Кентаро. Моя.
- Он не видел. Он защищал тебя, - оправдывает его парень. - Так сделал бы каждый.
Еще минут пятнадцать над Тайгой колдуют медики, накладывая швы и обкалывая обезболивающим, но ему всё равно. От душевных мук нет лекарства.
- Мне надо доложить о нашей вылазке главному, я пойду, - говорит Джесси, и Кёмото наконец поднимает на него взгляд. Джесси много чего видел, но такой обреченности – никогда. – Ясуи в двадцать первом. Тебя впустят.
- Спасибо, - одними губами шепчет парень, и слёзы вновь катятся по щекам. Джесси оставляет его с тяжелым сердцем.
Девушка осторожно фиксирует пострадавшую руку на перевязи и заставляет Тайгу выпить какую-то противнющую дрянь, но Кёмото от неё чувствует себя немного лучше.

***
В двадцать первом отсеке непривычно шумно и много медперсонала. Увидев Тайгу, они замолкают и расступаются, позволяя увидеть Ясуи.
Тайга присаживается на стул рядом с ним и снова задыхается от слёз. Кентаро выглядит намного хуже: побледневший, с почти черными тенями под глазами и высушенными потрескавшимися губами. Под капельницей. Умирающий.
Становится непривычно тихо, и Кёмото оборачивается – почти все вышли, остались только гланый медик отсека, Кочи Юго, и несколько помощников.
- Тайга…, - полустон-полувсхлип, парень смотрит на Кентаро и вновь начинает плакать, не в силах с этим справиться.
Он тянет здоровую руку, сжимая в пальцах ослабевшую ладонь. От отчаянья хочется грызть зубами бетон, сделать хоть что-нибудь, но Тайга знает – он здесь абсолютно бессилен. Все, что могли, врачи уже сделали.
- Не плачь, - выдыхает он, пытаясь улыбнуться, но выходит криво и неубедительно. – Я выкарабкаюсь…
- Дурак, это я должен тебя утешать, а не наоборот.
Ясуи все-таки улыбается, но Тайга видит, как больно ему это дается. Кентаро изо всех сил старается не заплакать и прикусывает губу.
- Тайга… не уходи. Побудь со мной...
Кёмото качает головой и прижимает ладонь к своим губам.
- Всё хорошо, я тут. Я никуда от тебя не уйду.
Проходит много времени, Тайга не знает, сколько. Может час, может три. Он лежит у Кентаро под боком и засыпает от егомонотонных убаюкивающих поглаживаний под подбородком, как котенка. Тайге снится заснеженный лес, звездное небо, как любит Ясуи, и поднимающиеся в его темную бездну снежинки.
Его будит Джесси. Кёмото спросонья ничего не понимает, но рядом стоит хмурый Кочи, и Тайга резко, насколько позволяет ноющая рука, подскакивает. Он зовет Кентаро по имени. Раз за разом, снова и снова, отгоняя худшие мысли куда подальше.
- Тайга, пойдем, - Джесси пытается увести его, но это не так просто, как кажется. Парень не хочет отпускать руку Ясуи, не хочет уходить, он ведь обещал, что останется. Тайга плачет, потому что уже понимает, что всё кончено, но не может принять эту мысль.
- Кентаро…, - с губ Кёмото не сходит это имя. Он смотрит на застывшую маску, некогда бывшую лицом Ясуи, и все равно не может поверить.
Вдвоем с Юго Джесси удается поднять Тайгу. Самое сложное – вывести его. Он сопротивляется, он не готов оставить Ясуи, не сейчас, только не сейчас. Горечь утраты будто придаёт ему сил, и Джесси с трудом его удерживает, одновременно стараясь вывести из отсека.
- Всё, Тайга. Всё, его больше нет! Ясуи умер! - Джесси давит на больное, Джесси подводит черту всему, потому что больше не знает, как вернуть Кёмото к реальности. И Тайга кричит, раздираемый болью самой горькой, самой жестокой и несправедливой потери. Он цепляет плечом какие-то стеллажи с лекарствами - те звонко стукаются друг об друга - но ему не дают упасть.
Джесси выводит его из отсека, и Тайга больше не может стоять на ногах. Он приваливается к стене и сползает на пол, пряча лицо в подтянутых к груди острых коленях. У него нет больше сил. Тайга порой мимолетно думает, сколько же в нём слёз, что они никак не заканчиваются. Он так устал от всего.
- Давай доведу до шестнадцатого…, - говорит Джесси, но осекается и замолкает – Тайга гонит его прочь, и Джесси не винит его. Он всё понимает, терять дорогих людей очень больно, но остается и садится рядом просто потому, что у него есть такая возможность. Просто потому, что Джесси тоже терял, но у него никого не было, кто бы мог просто побыть рядом в такой момент.
Проходит около часа или чуть больше. Тайга больше не плачет, не может. У него ужасно ноет рука и хочется спать.
- Джесс, разбуди, когда они закончат. Я хочу попрощаться, - шепчет он, кладет голову на плечо парня и вырубается.
Джесси осторожно подхватывает Тайгу на руки, но несет не в шестнадцатый. Он знает, что сейчас Тайге нужно надежное плечо, а кроме Мюто он не может никому доверить такое дело. Даже себе.

---34---
Джесси стучит в дверь ногой - руки у него заняты. Он почти не удивляется, что Морита на месте, а не где-то на дежурстве или в очередном разведывательном рейде. Не говоря ни слова Джесси просто проходит к нему и осторожно кладет Тайгу на кровать, только после этого решаясь посмотреть Мюто в глаза.
- Что всё это значит? Я слышал вас вернулось всего четверо, что Ясуи сильно пострадал... Что с Тайгой? Как Ясуи, с ним все будет хорошо?
Джесси прикладывает палец к губам и косится на Кёмото:
- Тише ты, разбудишь. Ему нужен отдых, он сильно вымотался. Сильнее нас всех, - парень опускает взгляд. Он чувствует себя опустошенным и совершенно не знает, что теперь делать. - Просто будь рядом, ты же его лучший друг.
- Тебе, смотрю, тоже досталось, - кивает он на расцарапанную щеку. - Ты не ответил про Ясуи.
Джесси молчит несколько секунд.
- Всё плохо. У меня ещё есть дела, а ты присмотри за Тайгой, - он хлопает Мориту по плечу, проходя мимо. - Я знаю, что ты к нему чувствуешь...
- Докопался всё-таки? - вздыхает Мюто. - Вечно ты суёшь нос куда не следует, Джесси.
Дверь закрывается с тихим щелчком. Морита подходит к кровати, садясь на край, и хмурится, разглядывая еще более бледное лицо Тайги. Больно ли ему? Сильно ли он переживает за Кентаро? Будет ли всё хорошо? Так много вопросов, но Мюто не знает ответа ни на один из них.
Морита влюблен в него давно и безнадежно, а после того, как Тайга стал встречаться с Кентаро, надежда умерла окончательно, и Мюто любил его тихо и молча, оставаясь лучшим другом. Он думал, что всё пройдет со временем, думал, что сможет забыть свои чувства, но даже сблизившись с Шиме, всё осталось по-прежнему.
Мюто с грустной улыбкой на губах проводит пальцами по бледной коже, убирая со лба чёлку, и внезапно замирает, видя, как из уголков глаз катятся слёзы. Он думает "неужели настолько больно?". Почему-то вспоминается день, когда они сидели здесь втроем, пили, говорили о Джесси и Хокуто. День, когда стало известно о "Десяточке". Кажется, это было так давно...
- Кентаро... - имя, произнесенное тихим полушепотом, растворяется в воздухе.

***
Джесси идет в двадцать седьмой отсек. У него в кармане медицинского халата согласие, подписанное рукой Хикару, и сыворотка специально для этого дела. Джесси очасти понимает, почему Хикару выбрал именно его, но всё равно как-то странно идти к человеку, который был для Ивамото всем миром.
Он останавливается напротив одной из зарешеченных палат.
- Ты Сакума Дайске?
- Да, - отвечают ему осторожно и недоверчиво. - Кто Вы?
Джесси прикладывает к электронной панели ключ, щелкает замок. Он заходит внутрь и оглядывается по сторонам, останавливая взгляд на пациенте.
- Я пришел по просьбе Ивамото Хикару. Ещё помнишь его?
Сакума повторяет это имя и меняется в лице, набрасываясь на Джесси, но тот реагирует быстро, уворачиваясь от цепких пальцев, хватая его за запястья и заламывая руки за спиной. Не обращая внимания на недовольное пыхтение и попытки освободиться, Джесси говорит ему:
- У тебя была к нему просьба, да? Что ты просил его сделать?
- Не приходить сюда!
- Ответ неверный, - отвечает Джесси и сильнее заламывает ему руки, заставляя шипеть от боли. - Вспоминай! Что ты просил Хикару сделать?
- Не приходить сюда!
- Вспоминай! Ну же! - от захвата Джесси на коже начинают проступать синяки. Сакума слабо дергается и затихает, шепча "Хикару". Джесси его отпускает, и тот падает на колени.
- Я... просил усыпить меня. Я так больше не могу. Я не могу так больше, - всхлипывает парень и сцепляет расцарапанные руки за шеей. - Он придёт? Я просил его больше не приходить, чтобы снова не покалечить.
Джесси опускается рядом с ним, доставая из кармана разрешение с подписью Хикару, словами "Прости, Дайске" и показывает Сакуме. Тот неверяще смотрит, а потом облегченно улыбается. Его наконец-то послушали.
- Хикару больше не придёт, - Джесси достаёт из кармана шприц с сывороткой. Он берет Сакуму за руку, закатывая рукав, и находит синюю дорожку вены. Игла легко входит под кожу. - Прости его и засыпай. Хикару погиб.
Джесси уходит из палаты с тяжелым сердцем и со слезами на глазах. Сколько ему ещё убивать? Сколько раз смотреть на смерть людей, которые этого не заслужили?

***
Тайга открывает глаза и первое, о чем он думает - Кентаро. Он ему снился, он обещал, что выкарабкается и что всё будет хорошо, но... Кентаро умер, и боль снова начинает душить, грозя раздавить своей невыносимой тяжестью.
- Тайга... Эй, ты как?
- Мю? Где я? - голос хрипит и совсем не слушается. Кёмото с трудом садится и осматривается. Рука неприятно ноет. - Как я тут оказался?
- Джесси принёс. Сказал, тебе нужен отдых и ушел. Что произошло? Вас вернулось с рейда четверо. Джесси сказал, с Кентаро всё плохо, это так?
Тайга даже не замечает, как вновь начинает плакать. Его накрывает с головой осознание, что всё кончено. Больше не будет улыбок, прикосновений, теплых слов и замерзших пальцев в его ладонях. Они больше не поругаются из-за сигарет и бессонных ночей. Больше ничего не будет. Никогда.
- Мю... Кентаро... он умер. Умер.
- ... что? Джесси ничего не сказал об этом. Тайга...
И все становится неважным. Морита просто обнимает Тайгу, пока тот воет от боли, словно умирающий зверь, ему в плечо и задыхается от рыданий. Морита понимает, что обратной дороги нет - Тайга никогда не оправится от этих ран. Слишком сильно он любит Ясуи. Возможно, так же сильно, как Джесси любит Хокуто. Навсегда. И даже после смерти.

---35---
Джесси помнит о просьбе и приходит спустя пару часов. Тайга выглядит ещё хуже. Джесси не знает, что случилось за это время, но покрасневшие глаза и опухшие веки подсказывают, что ничего хорошего.
- Как рука, сильно болит? - спрашивает он и Кёмото болезненно кривит губы. Джесси подходит ближе и протягивает ладонь, чтобы Тайге было легче подняться на ноги. - Всё готово, идём?
Тайга вздрагивает, но кивает и хватается за широкую сильную руку. Ему кажется, будто это последнее, что всё ещё удерживает его на краю обрыва. Джесси единственный человек, который связывает Тайгу с Кентаро. Человек, подтолкнувший их друг к другу. Бесивший их столько раз, что и не вспомнить, но по своей воле или нет помогавший им такое же бессчетное количество раз. Джесси единственный, у кого общих воспоминаний о Ясуи почти столько же, сколько и у Тайги.
Джесси упорно игнорирует Мюто, прекрасно понимая, сколько вопросов тому хочется задать, но это будет после. Сейчас важно дать Тайге возможность последний раз увидеть Кентаро и попрощаться. Навсегда. Джесси ведёт его по коридорам, поддерживая за локоть - Тайга пару раз оступается, едва не падая. Его заводят в небольшой кабинет и усаживают на стул. Тайга не сразу понимает, где находится, и только когда в поле зрения появляется Джесси со шприцем, до него доходит.
- Я вколю обезболивающее, поможет на пару часов.
Он осторожно снимает руку с перевязи и разматывает повязку под всхлипы и шипение. Кёмото отворачивается, он не может смотреть на раны - начинает тошнить. Джесси колет лекарство в вену и против воли сжимает тонкие пальцы в своих ладонях - молча, но значимо. Он знает, как Тайге тяжело и знает, как в таком состоянии нужна поддержка, чтобы не сломаться окончательно. И Джесси готов стать для Тайги этой поддержкой, если он позволит.
- Спасибо, - тихим надрывным шепотом произносит Кёмото и поджимает губы. Джесси, выждав пару минут, чтобы обезболивающее подействовало, перевязывает покалеченную руку и возвращает на перевязь.
- Не держи в себе. Плачь, если больно. Поверь, однажды станет легче.
И Тайга снова срывается, хотя так старался держаться - хотя бы рядом с Джесси. Он плачет так, что становится больно дышать, и каждый вдох отзывается в груди острым уколом. Он не верит, что станет легче, потому что знает, даже Джесси за столько лет не смирился со смертью Хокуто и продолжает любить только его одного. Тайга такой же, потому что уверен в одном - никто и никогда не заменит ему Кентаро. Никто не станет для него личным солнцем в аду, каким был Кентаро.
Вот только... чувствуя чужие руки на своих плечах, чувствуя поддержку, когда рассыпаешься, будто карточный домик, Тайга понимает, что может ему доверять. Как бы сильно он не был дружен с Мюто, Джесси кажется надежнее других, Джесси понимает его как никто другой, и Тайга знает, что может ему довериться и быть уверенным в том, что Джесси не даст ему разойтись по швам от всего того, что разом свалилось на плечи.
- Нам пора идти, - осторожно напоминает Джесси и Тайга кивает, наскоро стирая ладонью слезы со щёк и прокашливаясь. Он так же хватается за протянутую ладонь и думает, готов ли увидеть Кентаро в последний раз? Готов ли попрощаться и в полной мере осознать, что это конец? Тайга думает об этом всю дорогу, чувствуя, как надежно его держат под локоть чужие крепкие пальцы, не давая спотыкаться и падать.
Джесси толкает тяжелые двери и пропускает Тайгу вперед, заходя следом. В прохладном помещении неожиданно оказывается Шинтаро, делающий в блокноте карандашные пометки, стоя перед металлическим столом.
- Оставь нас! - приказным тоном бросает Джесси.
- Я занят, Льюис, - бормочет в ответ Шинтаро, не оборачиваясь - голос Джесси узнаётся безошибочно. Он переписывает с бирки нужные ему данные.
- Я сказал, пошел вон отсюда! - в голосе Джесси холодная стальная злоба, которая заставляет Моримото всё же обратить на него внимание. Он замечает Кёмото и виновато отступает. Смотреть на Тайгу даже тяжелее, чем записывать в "мертвый" список Ясуи. Он говорит почти неслышное "прости" и исчезает.
Тайга медленно подходит ближе, оставляя Джесси позади. Он пытается осознать, что Кентаро умер, вот он лежит под белой простынею и даже не знает, что к нему пришли, но всё кажется нереальным страшным сном. Тайга пытается дышать глубоко и спокойно, пытается принять эту ужасную мысль, ставшей точкой невозврата, и понимает, что не может. Хочет, но не может двигаться дальше, не может преодолеть это в одиночку.
Джесси обходит его и становится у изголовья Ясуи, берясь пальцами за край простыни, и смотрит на Тайгу, но тот качает головой - в глазах испуг. Он не готов, да и не хочет запоминать Кентаро таким. Джесси понимающе кивает и подходит к нему, хлопая по плечу.
- Я оставлю вас...
- Нет... останься, - шепчет Тайга, но не смотрит на него. - Останься, Джесси. Мне страшно.
- Не бойся, я здесь, - уверенно отвечают ему и кладут руку на талию, придерживая. Тайга не знает, случайно или Джесси что-то почувствовал, но благодарен за это, потому что ноги его едва держат.
Тайга приподнимает простынь и берет Кентаро за холодную руку. Он хотел бы поделиться своим теплом, даже отдать его полностью, вот только оно больше никому не нужно. Тайга не знает, что теперь с этим делать, куда его девать, когда этого тепла станет слишком много для него одного? Будто в насмешку, его ладони начинают нещадно гореть, а глаза вновь щиплет от слёз.
Он стоит так почти неподвижно минут десять, не больше. Он так много хочет сказать, поблагодарить за всё то время, что они провели вместе, сказать все слова, которые не были сказаны, в конце концов, просто извиниться, но не может выдавить из себя ни слова. Они душат и царапают горло, но Тайга молчит, только крепче сжимая ладонь.
- Джесси, оставишь меня? Всего на пару минут...
- Конечно, - соглашается он и без лишних вопросов уходит. Он волнуется, как бы чего не случилось, но понимает, что эти пару минут могут быть самыми важными.
Тайга выпускает чужие пальцы из ладони и становится у изголовья, где чуть раньше стоял Джесси, сжимая край простыни. Его разрывают противоречивые чувства, и Тайга не знает, чего хочет. Он так и стоит, не предпринимая попыток что-то сделать.
В конце концов, он решается на горькое "прощай" и прикасается губами ко лбу Ясуи, так и не подняв простынь. Он запомнит его живым и улыбающимся, хотя знает, что умирающий Кентаро ещё долго будет сниться ему в кошмарах.
Тайга выходит из помещения и кивает Джесси, подводя черту. Он просит отвести его в шестнадцатый и рассказать обо всём Мюто, потому что сам он не сможет, а ещё просит Джесси быть рядом, хотя бы первое время, потому что иначе - это не произносится вслух, но подразумевается - Тайга попросту сломается.

---36---
Спустя месяц Тайга всё ещё находится в шестнадцатом отсеке госпиталя и медленно, но верно, идёт на поправку. Не то, чтобы он восстанавливает свою прежнюю форму, но по крайней мере просыпаться по ночам с криками перестаёт, да и всё реже пребывает в состоянии прострации, выпадая из реальности. Наверное, можно считать, что это заслуга Мацушимы Со, с которым он пересекся, навещая Ясуи после инцидента с Тайпи на отборе в "Десяточку". Парень запомнил его, Кентаро и разговор об отношениях, поэтому стал одним из первых посетителей Тайги, узнав об исходе рейда.
Когда Джесси однажды застал его с Тайгой, то возмутился некоторой бестактностью Мацушимы в отношении вопросов и разговоров, касающихся Ясуи - со дня его смерти тогда прошло чуть больше недели - но к его удивлению, Тайга стал на защиту, объяснив, что так ему становится немного легче. И это было правдой. Мацушима расспрашивал Тайгу обо всём - хорошем и плохом, грустном и весёлом, личном и общеизвестном - и Тайга рассказывал, хотя поначалу противился и не хотел раскрывать то, что ему казалось особенным, только их с Кентаро.
Это потом он понял, что Со можно доверять любые сказанные слова, зная, что они останутся только между ними. И Тайга сделал шаг, сначала поведав о том, как он грел замерзшие руки Кентаро на дежурствах и о разговорах там, наверху, после - о первом поцелуе, о чувствах, о раздражении за сигареты и о времени, проведенном вместе. Тайга понял, что с каждой подробностью их жизни, которые порой расстраивали и причиняли боль, заставляя его снова горько сожалеть о случившемся, он словно избавлялся от яда, травившего его изнутри. С каждым воспоминанием о Кентаро - не важно, вызывало оно улыбку или слёзы - Тайге становилось легче дышать. Да, Мацушима был несколько бесцеремонным в этом отношении, но именно это и помогло Тайге вынырнуть из глубин воспоминаний, разбив корку покрывшего их толстого льда.
Тайга не знает, почему именно Со, почему вообще так сложилось, что именно этот мальчишка становится обезболивающим для раненой души, но искренне благодарен ему за поддержку, которую он, по идее, вообще не должен был оказывать совершенно чужому человеку.

***
Спустя месяц пребывания в шестнадцатом отсеке Кёмото, можно сказать, ошарашил зашедшего к нему Джесси осторожной, кривой улыбкой, больше похожей на усмешку, ведь тот наивно полагал, что после такой потери Тайга вряд ли когда-нибудь сможет улыбнуться. Но это случилось, и в какой-то степени Джесси несказанно рад, что эта первая попытка вернуться к жизни, первый намек на улыбку адресован ему.
- Ты как? - улыбается Джесси в ответ и присаживается к нему на койку. Он обращает внимание, что у Тайги на запястье кожаный ремешок косичкой, но не помнит, чтобы он когда-то носил такой. - Я смотрю, поправляешься...
Кёмото кивает. Он тянет здоровую руку к Джесси и тот привычно сжимает в ладони чужие холодные пальцы - своеобразный ритуал, повторяющийся каждую встречу. Джесси не спрашивает об этом, а Тайге просто достаточно чувствовать чье-то тепло и убеждаться, что он всё ещё жив.
- Обещали через пару недель отпустить. Я слышал, обстановка накаляется..., - хмурится Кёмото и его ладонь сжимают чуть сильнее обычного.
- Да, дело плохо. У нас нехватка людей, последние несколько рейдов были не слишком удачными... мы многих потеряли, остальные отказываются идти на смерть, и я их понимаю. Тайпи в бешенстве, начальство пытается справиться с ситуацией, но пока безрезультатно. Джури с очередным рейдом должен вернуться на днях...
- Сколько нам обещают?
- Пару месяцев в лучшем случае, - вздыхает Джесси и устало трёт глаза. Он не спал двое суток, просидев на дежурстве, но не мог не прийти к Тайге. - Как-нибудь справимся, не переживай. Я ещё зайду.
Он выпускает пальцы Кёмото из ладони и встаёт, слабо улыбаясь. Он не ждёт, что у Тайги хватит сил на ещё одну улыбку после тревожных новостей.
- Отдыхай и поправляйся. Я пришлю Мюто и как-нибудь ещё зайду.
А про себя добавляет "если вернусь".

---37---
Джури тянет Шинтаро за руку вниз по ступенькам, к оружейным складам, пропахшим давней сыростью и пылью, но не доходит до них пару пролётов, прижимая парня к стене, и требовательно приникает к губам Моримото.
Шинтаро мычит почти протестующе, но понимает, что всё бесполезно. Джури только что вернулся с рейда – вернее с теми, кто остался жив после прочёсывания территории. Джури тоже мог не вернуться, поэтому Шинтаро в ответ притягивает парня ещё ближе, хватаясь пальцами за камуфляж.
Танака так сильно пахнет дымом кострищ, дождём и кровью, что у Шинтаро кружится голова, но он прижимается носом к жестким волосам, дыша всей этой дрянью.
- Вас вернулось всего трое. Ты, Фума и Аран…
- Четверо, - поправляет его Джури, и в голосе слышится какая-то противная, тошнотворная горечь. Шинтаро ждёт. – Мари-чан серьёзно ранен, его сразу же доставили в госпиталь.
- Всё плохо?
Танака вздыхает и целует парня за ухом, царапая кожу сухими губами. Шинтаро грустно, ему нравится этот ребёнок-двухметровочка, отлично владеющий луком.
- Ему больше не грозят вылазки дальше убежища, и возможно не дальше больничного корпуса. Открытый перелом и раздроблено колено. Говорят, собрать практически невозможно.
Моримото съёживается, он не любит узнавать такие подробности, хотя именно ему они необходимы, ведь Шинтаро ведёт все списки.
- Минус шесть за неделю. Мариус не боец, Тайга в относительно плачевном состоянии, еще пятнадцать на лечении. Джури, за этот месяц мы потеряли тридцать семь человек. Я не хочу, чтобы ты был в моём «мертвом» списке.
- Я знаю, Шин, знаю, - Джури снова его целует, пытаясь забыть обо всех пережитых ужасах, пытаясь стереть из памяти смерть, хотя это невозможно по определению. А еще он пока не говорит, что через два дня снова отправляется в разведку, и в этот раз не уверен, сможет ли вернуться живым.
Шинтаро страшно боится приказов на вылазки, особенно, когда в команду попадает Джури, ведь однажды тот просто может не вернуться, как многие. Шинтаро сам никогда на них не был, не знает, каково это, когда убивают друзей; когда они умирают на твоих руках, а ты ничего не можешь сделать. Шинтаро не знает всех ужасов этих разведок, но его мир наполнен мертвыми не меньше, чем у других.
Кабинет Моримото завален всевозможными бумажками по большей части изрисованными таблицами. У него есть список, в котором указаны все полученные когда-либо травмы и увечья на каждого выжившего; отдельно по степени тяжести и возможности участия в вылазках; есть список всех отстраненных по состоянию здоровья; всех с психическими травмами; даже список суицидников есть. Так же Шинтаро ведёт «живой» и «мертвый» списки, и к его сожалению, последний увеличивается чуть ли не в геометрической прогрессии.
С Джури он теряется во времени, ненадолго забывает, что они в аду, и может дышать полной грудью. Его не волнует ни холодный бетон за спиной, ни то, что Танаке надо в госпиталь на обследование. Его вообще ничего не волнует, только бы чувствовать тепло чужого тела и знать – живой.
Джури реагирует чуть запоздало, но резко и неожиданно – взведённый пистолет упирается Тайге в лоб – во взгляде холодная сталь.
- Джури, стой! – кидается на него Шинтаро, опуская руку, и чувствует, как тот напряжен. После смерти Ясуи отношения Кёмото и Танаки сильно ухудшились без особых видимых причин, и их любое столкновение вполне может обернуться чем-то непоправимым. Шинтаро просто не знает подробностей рейда "Десяточки", не знает, что Джури спас Тайгу от пули, которую и словил Кентаро со всеми отсюда вытекающими последствиями.
Правая рука Тайги на перевязи, а выглядит он так, словно вот-вот грохнется в обморок. Танака кривит губы, но молча прячет пистолет, хотя на языке вертится парочка язвительных оскорблений. Они с Шинтаро сторонятся, пропуская парня. Кёмото чувствует, как в глазах предательски щиплет и опускает голову, спускаясь дальше и держась здоровой рукой за стены. Он пару часов назад узнал, что Джесси вызвался добровольцем в новую "Десяточку" и вот уже два дня как в рейде. Тайга чувствует себя брошенным - в очередной раз - и страшно боится, что Джесси не вернется.
Когда он пропадает из виду, Танака крепко обнимает Шинтаро за шею.
- Мне пора. Пойду проверюсь, всё ли хорошо.
- А оружие? – шепчет Моримото, не желая отпускать его как можно дольше. Танака усмехается.
- Позже. Иначе я его пристрелю.
Объяснения не требуются.

***
Тайга, наверное, всё же злится на Джесси. Злится на его решение, принятое в одиночку, злится на молчание и недосказанность. Ему плевать, что Джесси, возможно, просто не хотел давать лишний повод для беспокойства, но Тайга думает, что это просто ужасно, уходить на смерть даже не попрощавшись. Уходить зная, что тому больше не на кого положиться. Это выбивает землю из-под ног.
Тайга освобождает руку с перевязи и осторожно сжимает и разжимает пальцы. Из-за глубоких, тяжело заживающих ран, они ещё плохо слушаются, но по крайней мере почти безболезненно двигаются. Он берет пистолет и заряжает его. Немного подумав, Кёмото прихватывает с собой еще одну коробку патронов и уходит в тир. Не самое разумное решение, но ему кажется, что так он хотя бы оценит, насколько сильно потерян навык из-за ранения.
В тире никого нет, и это радует, потому что на Кёмото накатывает всё и сразу. Обида, злость, волнение за Джесси, обжигающая боль в груди, когда он вспоминает совместные тренировки по стрельбе с Кентаро. С трудом, но он берет себя в руки и сжимает в больной руке оружие - это усилие тут же отзываетя резким болезненным уколом, который упрямо игнорируется. Он должен попытаться, должен оценить, насколько бесполезен сейчас.
Пистолет поднимается на уровне груди, но отвыкшие от такого напряжения мышцы сводит и рука дрожит, а через пару секунд опускается. Тайга поражен своим бессилием.
- Черт, - зло шипит он сквозь зубы и снова пытается прицелиться, но в этот раз даже не может поднять руку до нужного уровня. - Черт, черт, черт!
Кёмото бьет кулаком по металлической столешнице и снова шипит, на этот раз от боли. Он не понимает, откуда в нём берется это тупое упрямство, но знает, что раз он пришел в тир, значит должен стрелять, чего бы ему это не стоило. Раз за разом он пересиливает себя и свою боль, заставляя раненую руку поднимать оружие. Выстрелы оглушают, а отдача неприятно бьет в плечо, но Тайге глубоко плевать. Ощущение собственной бесполезности гораздо хуже.
В какой-то момент он понимает, что поступает глупо и неразумно, что накатывающая слабость, испарина на лбу и влажные от пота, липнущие к лицу волосы верный признак того, что надо остановиться, но оказывается слишком поздно.
В глазах темнеет, комната делает безумное калейдоскопическое вращение, а по ушам слишком звонко бьет звук рассыпавшихся по бетону патронов.

---38---
Мюто сидит с Тайгой многие часы подряд, но так и не может дозваться его. Он не понимает, в чем причина, не понимает, почему Тайга не приходит в себя, хотя как говорят врачи "на внешние раздражители реагирует". Уже третий день подряд ничего не меняется, и Морита всерьез начинает думать, что Тайга становится потерянным для этого мира.
- Возможно, всё дело в осознании, - говорит Юго однажды. - Он выжил в "Десяточке", пережил смерть Ясуи, а сейчас Джесси в опасности и мы не знаем, вернётся ли он живым. Возможно, Тайга больше не видит того, ради чего стоит жить.
А на четвертый день возвращается "Десяточка", и у Мюто опускаются руки, когда он узнаёт, что Шиме получил в бою тяжелые раны. Всё внимание переключается. Мюто настолько сильно переживает за Рюю с тех самых пор, как его принудительно отправили в рейд, что это самое волнение не дает ему в полной мере осознать, как он на самом деле привязался к Шиме. Как не спал ночами и вызывался на дежурство в надежде увидеть его возвращение.
Всего возвращается четверо, и среди них Джесси, в этот раз не сумевший обойтись без серьезных травм. Неглубокий, но опасный касательный удар по шее лишает его на некоторое время возможности говорить, но Джесси ведь упрямый. Узнав о происшествии с Тайгой, он сначала высказывает всё недовольство Юго за то, что не уследили и допустили такое в его состоянии, а после сидит с Кёмото и упорно зовёт его вернуться. Джесси больно, иногда до слёз больно повторять одно и то же, но он не сдаётся. Он обещал зайти (если вернётся), и он пришел.
- Пожалуйста, Тайга... пожалуйста... я здесь, я жив. Посмотри. Очнись...
Джесси уже не помнит, когда последний раз чувствовал себя таким опустошенным и разбитым, когда последний раз плакал по ком-то... но точно знает, что если Тайга не придёт в себя, больно будет так же, как после смерти Хокуто.
Кёмото приходит в сознание спустя почти сутки после возвращения "Десяточки" из рейда, судорожно и резко. Приборы поддержания жизнеобеспечения противно пищат, сообщая о ненормально быстром сердцебиении, и Джесси, который не отходил от него ни на шаг всё это время, крепко сжимает в своих руках чужую ладонь.
- Тише-тише, - надрывно шепчет он, чувствуя облегчение. Главное, что Тайга очнулся, остальное не так важно. - Всё хорошо, Тайга, всё хорошо, слышишь? Посмотри на меня... посмотри на меня, Тайга, - чуть повышает голос Джесси и тут же поджимает губы от полоснувшей горло вспышке.
В ответ Кёмото хватает его так сильно, что становится больно. Джесси кажется, будто Тайга зол и хочет просто сломать Джесси пальцы - поводов для этого было предостаточно - но спустя пару минут его хватка слабеет, а сердцебиение успокаивается.
- Джесси... - сипит он, поймав взгляд, который уже не надеялся увидеть снова. - Не смей уходить, не попрощавшись. Не бросай меня снова.
В глазах Кёмото стоят слёзы, которые он всеми силами сдерживает, и Джесси понимает, что ещё не видел Тайгу таким. Это не обреченность, которую он видел после смерти Ясуи, это страх вновь остаться в одиночестве.
- Обещаю, - шепчет он и гладит его по руке. - Обещаю, Тайга.

***
Спустя пару недель Тайгу отпускают под присмотром Джесси и с кучей лекарств, за приемом которых тот обещает следить. Тайга ненавидит уколы, которых ему прописали достаточно, чтобы удариться в панику, но у Джесси удивительным образом получается сделать так, что он почти не замечает очередной процедуры.
Ходить в тир Джесси запрещает и не даёт пользоваться вообще никаким оружием, ссылаясь на ещё незажившие раны.
- Хочешь снова от перенапряжения грохнуться в обморок? - ворчит на него Джесси, сверяя по часам время, и суёт в руки таблетку и стакан воды. - Пей!
Кёмото не сопротивляется и делает всё, что ему велят. Он ставит пустой стакан на стол и говорит:
- Я видел Кентаро. Пока валялся в обмороке, я был с ним... - его голос едва заметно дрожит, и Джесси молчит, ожидая продолжения. - Я не хотел возвращаться. Хотел остаться с ним, но... я услышал твой голос. Ты звал меня, ты держал меня за руку, я это чувствовал. Как и чувствовал, что Кентаро держал меня за вторую руку. Ты тянул обратно, а я не мог отпустить Кентаро.
Тайга уже не может сдерживать себя и плачет. Больно. Ещё слишком больно, ещё слишком мало времени прошло. Воспоминания о Ясуи ещё слишком свежие, а осознание, что ничего не вернуть, больно режет по незажившим ранам на сердце.
- Я не мог его отпустить, и он сделал это сам.
Теперь Джесси понимает, почему у Тайги был такой резкий приход в сознание, и ему искренне жаль. Наверное, в какой-то степени он рад, что у него не было таких видений о Хокуто. Наверняка, он бы не выдержал. Но Тайга на удивление сильный, сильнее самого Джесси.
Тайгу прижимают к плечу и позволяют выплеснуть эмоции. Джесси не думал раньше, что чужое горе может так повлиять на него. Но именно трагедия, случившаяся с Тайгой, затронула в нём нечто человеческое. Пробудила сочувствие, отодвинула на задний план желание докопаться до чужих бед и чувствовать себя после удачных попыток не в таком аду. Джесси внезапно понимает, что способность разделить горе близкого человека гораздо действенней всех его ранних попыток. Ад кажется не таким уж страшным, если ты не один.


---39--- Я не могла не сделать на день рождение ичибана какой-нибудь отэпэшный подарок♥
- Надень это, - просит Кентаро и протягивает Тайге простой кожаный браслет косичкой. Кёмото мешкается пару секунд, но протягивает руку и позволяет застегнуть на запястье подарок, хотя чувствует себя неуютно. Он не переносит всяких цепочек и браслетов, болтающихся на руках, но отказать Кентаро не может, потому что знает - тот сильно обидится.
В кои-то веки выпадает возможность совместного дежурства на целые сутки, и они оба надеются, что никто не помешает совмещать приятное с полезным, и за это время они будут видеть только друг друга.
- Я знаю, еще слишком рано и у тебя день рождение аж через четыре месяца, но... я боюсь, что кто-то из нас до этого может не дожить. Это так странно. Мы живем и пытаемся обогнать время, потому что боимся, что нам его не хватит...
- Кентаро...
Тот поднимает голову и видит растерянный взгляд Тайги, тут же пытаясь сменить тему:
- А, забудь, лезет в голову всякая ерунда, - он неловко смеется, но замолкает, когда Тайга заключает его в объятия, крепкие и такие надежные, что ему хочется закрыть глаза и раствориться в них.
Тайга шепчет на ухо тихое "спасибо" и улыбается.
- Только у меня одно условие. Я не буду его носить до дня рождения. Сохраню в целости, а на день рождение ты мне его снова наденешь, и тогда я его больше не сниму. Хорошо?
- Хорошо, - легко соглашается Кентаро, обнимая в ответ. - Но пообещай, если что-то случится... если вдруг со мной что-то случится...
- Обещаю. Тогда я одену его в память о тебе. А если что-то случится со мной, ты отправишь меня в последний путь вместе с браслетом.
- И я обещаю.
Ясуи судорожно вдыхает и медленно выдыхает. Об этом страшно думать, но мысли сами лезут в голову. Кентаро не хочет даже представлять, что такое возможно, не хочет задумываться о том, что будет, если...
Он приподнимается на носочках и целует Тайгу в уголок губ, убирая за ухо выбившуюся темную прядь.
- Что такое, бельчонок?
- Ничего, - улыбается Кентаро и смешно фыркает. - Просто не верится, что мы с тобой...
- А так? - говорит Кёмото, усмехнувшись, и их губы мягко соприкасаются.
- Ну... почти, - выдыхает Ясуи и довольно жмурится, когда чужие пальцы ложатся на поясницу и притягивают ближе, а все мысли окончательно растворяются в поцелуе.

---40---
Они все понимают, что это конец. Им не выстоять в осаде убежища с нехваткой людей, оружия и лекарств. За последние два месяца потери были слишком ощутимыми. Слегли даже самые стойкие и выносливые. Тайга часто замечает, как Шинтаро ходит с глазами на мокром месте и сутками пропадает в девятнадцатом отсеке, где лежит Джури. В последнем рейде он получил осколочное, лишился глаза, а шрамы на пол-лица станут напоминанием об этом походе. Тайге искренне жаль Шинтаро, он понимает, каково ему, но помочь ничем не может. Круглосуточные дежурства и бессонные ночи выматывают - а он и так уже на пределе.
Мюто он почти не видит. После похорон Шиме он замыкается в себе куда сильнее, чем Тайга предполагал, и выйти с ним на контакт почти не получается. Конечно, Тайга чувствует себя виноватым, они ведь лучшие друзья, а помочь он не в силах. Неспособен даже вывести его на маломальский диалог, но Джесси говорит: "Оставь, ему больнее, чем было тебе, потому что он только сейчас осознаёт, как сильно ему был дорог Рюя". Мюто и рад бы обратиться за помощью, но слишком остро он переживает потерю и слишком горько рыдает по ночам в подушку от невозможности всё исправить. Не может пересилить себя и показать с такой стороны, показаться таким разбитым и раздавленным смертью близкого человека.
Порой Тайга в коридорах сталкивается с Мацушимой, но тот полон забот и редко когда кивает в знак приветствия.
Чрезвычайное положение обязывает всех быть готовыми к бою в любую минуту, и это напряжение выдерживают не все. Кёмото слышал, как на днях сорвались несколько бойцов и устроили перестрелку, в которой пострадали ещё четверо, а после застрелились. Это были Морицугу Рёта и Такахаши Фуу. С каждым днём их всё меньше. Каждый день кто-то срывается, глотает таблетки, сходит с ума или просто умирает от ран, полученных в рейдах. Каждый день смерть ходит за ними по пятам в надежде получить очередную игрушку в свои руки, и получает...

***
Тайга без сна уже четвертые сутки. Короткие минуты полудрёмы не в счёт. Он чертовски устал и хочет спать, но дежурство нельзя отменить. С ним вызывается Джесси.
- Я знаю, что ты скажешь, - вяло бормочет он, прикрывая рот и ладонью и зевая, отчего в уголках глаз собираются слёзы, которые Тайга нетерпеливо смахивает.
- Да ну! - удивленно-притворно восклицает Джесси, усаживаясь на дубовую скамью, и достаёт из кармана куртки сигареты и зажигалку, которой когда-то пользовался Кентаро. Розовая, противно-девчачья. - И давно ты научился читать мои мысли?
- Не знаю. Но лучше побереги свои язвительные высказывания для кого-нибудь другого. Я не в духе.
- Ага, вижу. Так и вырубишься у меня на глазах, - дым на мгновение охватывает его лицо и тут же рассеивается, словно стянутая чьей-то рукой маска. - Так не пойдёт, тебе нужно поспать.
Кёмото хмыкает в ответ, но не отвечает. Он и сам знает, что нужно, но нет возможности. Когда неожиданно будят сирены, стоит чуть-чуть задремать, когда ставят в очередное дежурство, не спрашивая о состоянии, когда очередные и внеочередные собрания в любое, обычно самое неподходящее время - как тут уснуть?
- Иди, ложись, - Джесси хлопает ладонью по тяжелым деревянным доскам и отодвигается на край, чтобы Тайга, с его длинными ногами, смог поместиться. - Толку от тебя ноль, так может, хоть немного поспишь.
- Как щедро с твоей стороны, - беззлобно ворчит Тайга, но всё же занимает место, укладывая голову на колени Джесси. Глаза тут же закрываются, и он проваливается в сон.
Джесси не спеша докуривает сигарету, бросает её вниз с бетонного ограждения и осторожно натягивает Тайге на голову капюшон - хоть немного, но мягче лежать.
Дежурство на удивление скучное и Джесси занимается единственным делом, которое доступно в его состоянии – слушает дыхание Тайги. Это немного странно и в какой-то степени неловко, но ему нравится. Джесси ловит себя на мысли, что он никогда не прислушивался к дыханию Хокуто, не замечал этого, даже когда они спали вместе. А Тайгу слушает и улыбается его тихому, мирному сопению.

***
Джесси будит Тайгу на рассвете, под конец смены. При взгляде на его сонное лицо хочется улыбаться от теплых чувств в груди, но Джесси удаётся держать себя в руках.
- Тайпи приходил, орал тут, какого хрена ты спишь на дежурстве, - как бы невзначай бросает он и ловит на себе удивленный взгляд Тайги. – Не слышал? Конкретно тебя вырубило.
- Я удивлен, что он меня даже не треснул, это же так в его стиле.
- Он хотел тебя отсюда скинуть, но я не дал.
- И чем ты ему пригрозил отомстить? – зевает Тайга и трет глаза. Утренние заморозки неприятно пощипывают кожу.
- Да какая теперь уже разница. Отстал и хорошо. Выспался?
Кёмото кивает. Конечно, если бы ещё пару часиков можно было отлежаться, он чувствовал бы себя гораздо лучше, но и этого вполне достаточно.
- Никаких происшествий? – Джесси качает головой и бормочет «Да как обычно, не знаешь что ли». Тайга вздыхает, но не уточняет, кто распрощался с жизнью за то время, пока он спал. Ему всё ещё дико слышать о смерти, хотя он видел её десятки раз, но к этому не привыкнуть. Это всегда слишком внезапно.
Так некстати накатывают воспоминания, и Тайга передергивает плечами в попытке их отогнать. Он тянет руку к Джесси, но замирает, так и не накрыв его ладонь своей и вздрагивает, когда Джесси завершает этот жест сам - руки у него на удивление теплые.
- Я...
- Просто заткнись, - говорит ему Джесси и крепче сжимает его пальцы.
запись создана: 06.10.2015 в 15:27

@темы: и еще туева хуча джоннисов/джуниоров, Связанные, ОТП и все тут, Моменты вдохновения, Yasui Kentaro, Kyomoto Taiga, Johnnys Jr.

URL
Комментарии
2015-10-13 в 10:04 

Йоки
Shawty I got it, you can call me monster / Торжественно клянусь, что замышляю только пошлость (с)
Я снова читаю оптом и...
аааааа т____т блин, лежу и рыдаю просто, ну как-так(( ужасно всех жалко тдт

но мнн очень нравится эта вселенная, очень-очень. Несмотря на всю ужасную трагичность, мне нравится ее читать :heart:

2015-10-13 в 12:12 

Tayash
Писать левой рукой? Справа налево? В зеркальном отображении? Легко!
Йоки, аааааа т____т блин, лежу и рыдаю просто, ну как-так(( ужасно всех жалко тдт
Это да т.т у самой сердце кровью обливается каждый раз, когда кого-то убиваю или заставляю страдать ТоТ

но мнн очень нравится эта вселенная, очень-очень. Несмотря на всю ужасную трагичность, мне нравится ее читать
Спасибо, что читаешь, спасибо, что она тебе нравится несмотря на все те ужасы, что там происходят :squeeze:

URL
2015-12-05 в 23:07 

Йоки
Shawty I got it, you can call me monster / Торжественно клянусь, что замышляю только пошлость (с)
Так тяжело это читать т___т
ужасно грустно и больно тт
Но читать, тем не менее, интересно! Тем более, что мне удается едва не почувствовать это все, пропустить через себя.
Очень понравился внезапный проходивший мимо Со :) и Джесси понравился, их взаимоотношения с Тайгой ♥
Отдельное спасибо за милый кусочек ко дню рождения Тайги ♥ он прямо бальзам на душу :heart:

2015-12-06 в 13:11 

Tayash
Писать левой рукой? Справа налево? В зеркальном отображении? Легко!
Йоки, Так тяжело это читать т___т
ужасно грустно и больно тт

А писать это ещё больнее т.т

Тем более, что мне удается едва не почувствовать это все, пропустить через себя.
Я прям счастлив, читая эти строки. Значит мне удалось передать то, что я сама чувствовала при написании этой ужасной вселенной ^____^
Очень понравился внезапный проходивший мимо Со
Скажу честно, он и правда был проходившим мимо, но вот так замечательно всё сложилось)))

и Джесси понравился, их взаимоотношения с Тайгой 
Два одиночества, потерявшие смысл жизни и понимающие друг друга как никто другой. Идеально же!

Отдельное спасибо за милый кусочек ко дню рождения Тайги  он прямо бальзам на душу
Ну я же не могла не написать, сама понимаешь)))

А вообще спасибо, что всё ещё читаешь и комментируешь, прям большущее :squeeze:

URL
   

Castle of glass

главная